22 Декабрь 2017, 21:57

Канонам вопреки



В завершение текущего года в музее изобразительных искусств им. А. Л. Ткаченко состоялось открытие персональной выставки «Проявление» художника, мастера декоративно-прикладного искусства Руслана Мазлоева. Работы, составившие новую экспозицию, как и в прежние годы, предстали настоящими произведениями искусства, определение жанра которых с каждым новым этапом творческого развития автора сделать всё труднее.
Плетение ардженов – один из древнейших национальных народных промыслов в Кабардино-Балкарии. С незапамятных времён адыги занимались плетением из рогоза – камыша или, другими словами, болотной травы. Циновка была неотъемлемой частью быта, сопровождая человека от рождения на протяжении всей его жизни. 
Название выставки не случайно, у всякого проявления, в данном случае – феномена в искусстве, существуют этапы развития. Так, начиная когда-то в юности плести свои первые арджены под чутким руководством матери, являющейся мастером плетения традиционных адыгских циновок, Руслан создавал красивые утилитарные вещи, выполненные в хорошем качестве и вполне вписывающиеся в традиционный контекст. Из года в год, упорно  занимаясь этим видом деятельности, Руслан стал создавать работы невероятно сложные технически. Пожалуй, главным приобретением на этом пути стало открытие в себе художника в самом высоком смысле этого слова, художника-новатора, не испугавшегося голоса собственной души, настойчиво твердящей о любви к такому простому и одновременно уникальному природному материалу, а также поиску новых возможностей проявления в рукотворных произведениях стихий воды, ветра, солнца, земли, другими словами – проявления жизни. В этом уникальность Руслана как художника. Таким образом, ему удалось совместить в себе высокопрофессионального ремесленника с обострённо тонко чувствующим художником. Новому  уровню искусства соответствуют  названия работ, объединённых в серии. Отсюда, в контексте экспозиции, совершенно гармонично  звучащие «Пространства», «Импульсы», «Центричности» и «Движения», как результат заявленного  автором  «Проявления».
– Надо отметить, что декоративно-прикладные промыслы у любого народа – это наиболее сложившаяся часть его искусства, в которой уже нельзя ничего ни прибавить, ни отнять, это наиболее консервативные составляющие его культуры в целом, – отметил народный мастер РФ, главный хранитель фондов музея  изобразительных искусств Владимир Мокаев. – Поэтому перед мастером возникает дилемма – с одной стороны, он понимает, что внести что-то новое, изменить облик предмета невозможно, так как существует канон, складывающийся на протяжении веков. Над мастером довлеет консерватизм, и он считает, что не имеет права что-либо менять. С другой стороны, пытливый взор мастера-художника уже не может удовлетвориться веками отточенным до совершенства, не может согласиться с тем, что ему остаётся роль ремесленника, качественно выполняющего работу по заданной технологии, иначе говоря – не может не искать продолжения своего пути. Уникальность состоит в том, чтобы, не нарушая традиций своего народа, суметь обогатить их, вдохнуть новую жизнь, внести что-то своё. Руслан – один из тех редчайших первопроходцев, не побоявшихся найти свой особый путь. А для этого необходимо иметь полную убеждённость в своей правоте, являть собой не просто мастера традиционного промысла, а подлинного художника-философа. И, как мы видим, ему это удалось блестяще. Авангардность его решений в том, что он сумел шагнуть за рамки, введя в традиционный адыгский плетёный ковёр пластику, фактуру, рельеф и разнообразие цветовой гаммы, что в свою очередь открыло ему дорогу в бесконечность творческого процесса. И тем не менее арджен Руслана не утратил своей национальности, не стал чуждым народу изделием, он впитал в себя нечто принципиально новое, оставшись самым настоящим ардженом. Традиционная циновка по своей структуре геометрически орнаментирована и двухцветна, благодаря этим двум средствам выразительности создавалось огромное количество вариантов этого изделия. Сегодня  Руслан дал толчок новому явлению в древнем ремесле, заявив о нём как о чистом искусстве, подобном живописи, графике, скульптуре, перейдя в пластическую трёхмерность, что до него никто делать не умел.

Марина БИДЕНКО